Знакомьтесь, старейший в мире хирург из россии

Предлагаем к прочтению статью: "знакомьтесь, старейший в мире хирург из россии - 2020 год" с детальным описанием тематики и ответами на все вопросы.

Со скальпелем и верой. Старейшему практикующему хирургу России — 88 лет

В школе Алла Лёвушкина мечтала быть геологом. «Я буквально грезила о дальних походах, ночёвках у костра, — вспоминает Алла Ильинична. — Но, после того как прочла «Записки врача» Вересаева, решила поступать в медицинский».

Смело отправилась поступать в Москву, но с первого раза во Второй мед поступить не удалось. Вернулась в Рязань, год проучилась в педагогическом, а весной опять отправилась в Москву. Вторая попытка оказалась удачнее — Алла не только хорошо сдала экзамены в медицинский, но и получила койку в общежитии. По тем временам это считалось невиданной роскошью. Многие иногородние студенты ночевали на вокзалах — тогда это было вполне рядовым явлением.

Крещена кровью

В хирурги Аллу Лёвушкину посвятил будущий министр здравоохранения СССР — Борис Петровский.

— Борис Васильевич вёл у нас хирургический кружок, — вспоминает Алла Ильинична. — На одной операции кровь пациентки попала мне в лицо. Петровский сказал: всё, вы посвящены в хирурги, дороги назад теперь нет».

Студентка Лёвушкина не возражала: «Ничего интереснее хирургического кружка в своей жизни я не видела. К тому же Борис Васильевич был очень внимательным к своим студентам. Когда мы садились в трамвай, он платил за всех (бесплатного проезда для студентов тогда не было). А билет стоил 40 копеек — столько же, сколько соевый пирожок в институтской столовой».

Благодаря хирургическому кружку Алла Лёвушкина к окончанию института уже уверенно удаляла и аппендициты, и грыжи. В Туве, куда приехала по распределению после окончания института работать районным хирургом, считалась опытным специалистом. По­этому на вызовы в дальние сёла всегда отправляли её. «Мне это даже нравилось, потому что дорог туда не было и добираться приходилось на лошадях, а я их очень любила».

Отработав положенное после распределения время, Алла вернулась в родную Рязань. Там её (как самую молодую) «прикрепили» к районной авиации.

— Никто из хирургов не хотел мотаться на вертолёте по всей области. А мне это пришлось по душе. Всю область облетела, со всеми коллегами-хирургами познакомилась, «руку набила» (нас вызывали на самые трудные случаи, когда местные врачи справиться не могли). Так и пролетала 30 лет. Лётчики шутили — нам дают значки за часы налёта, тебе тоже такой полагается.

Почему российские врачи так сильно отстали от западных коллег

Некоторое время назад «Лента.ру» поговорила о том, чем отличается российская медицина от западной, с директором отделения хирургической онкологии Mercy Medical Center в Балтиморе (США) Вадимом Гущиным. Россияне уже свыклись с тем, что наше здравоохранение имеет «отдельные недостатки», но принято считать, что руки у российских врачей золотые, а хирурги у нас едва ли не лучшие в мире. Доктор Гущин, практиковавший и в России, и за границей, подверг это сомнению. Статья вызвала сильный резонанс, многие читатели не поверили эмигранту. И поскольку в медицине как нигде важно «второе мнение», мы решили побеседовать на ту же тему с бывшим преподавателем Гущина, одним из лучших в России хирургов-онкологов, членом многих международных сообществ доктором медицинских наук Вячеславом Егоровым.

«Лента.ру»: Вы доверите выпускнику российского вуза сделать операцию своему родственнику?

Егоров: Выпускник вуза может самостоятельно работать хирургом и выполнять стандартные операции только через четыре-пять лет интенсивного труда в больнице. А чтобы подготовить врача, который умеет делать сложные операции, необходимо не менее десяти лет.

Студенты-медики часто становятся героями анекдотов, которые не знают, где у человека сердце, а где почки. Все так плохо?

Бывает и такое. Случается, человек окончил институт, собирается заниматься хирургией и не знает, какими артериями снабжаются органы брюшной полости. Некоторые молодые врачи плохо формулируют свои мысли. А это препятствие для контакта с пациентами, их родными и даже почва для конфликтов. Я уже не говорю про английский, его вообще многие не знают.

Не один год я преподаю как врачам, так и студентам медуниверситета. И меня поражает то, чего представить невозможно ни в каком зарубежном медицинском университете: отсутствие интереса, низкий уровень знаний и низкий уровень их усвоения примерно у трети студентов.

Гущин утверждает, что даже студенту-отличнику стать нормальным врачом в России непросто. Молодых интернов и ординаторов практически не учат, ничего не объясняют. Почему?

Из лепрозория – в хирурги

Откуда она такая взялась? Из Рязани, дочка учительницы и лесника. Любила вместе с папой разведывать новые лесные тропы, поэтому в детстве решила: «Буду геологом». Но однажды Алле попалась в руки книга Викентия Вересаева «Записки врача». Страница за страницей, она проглотила всё произведение. И на последней странице поняла, что геологом быть больше не хочет. Будет врачом.

Школу Алла Лёвушкина окончила в 1945-м и сразу отправилась в Москву поступать на врача. Но девушку быстро развернули домой: в то время в столичные вузы могли поступать только жители Москвы. Лёвушкина отнесла документы в рязанский педагогический. Училась, правда, без энтузиазма. А через год снова поехала покорять столицу. На этот раз знакомые помогли ей с пропиской, и документы в медицинский у неё приняли.

Но и вторая попытка стать врачом могла оказаться провальной. Сочинения да диктанты Алле не давались – она всю жизнь писала с ошибками, за что в молодые годы получала нагоняй от мамы-учительницы. А в медицинский нужно было написать вступительное сочинение. Помог счастливый случай: одна из тем на вступительном испытании была по­священа творчеству Михаила Лермонтова. А Алла страсть как любила его поэзию. Написала от души. А через несколько дней после экзамена абитуриентку вызвали в приёмное отделение: «Вы написали сочинение с невероятным количеством ошибок. Но само сочинение такое настоящее, искреннее, что мы ставим вам четвёрку». Так она поступила во 2-й Московский мединститут им. Сталина.

Вечно голодная и с горящими глазами – настоящая советская студентка из провинции. Стипендия мизерная, а так хочется чего-нибудь сладенького! До института приходилось добираться на автобусе. Проезд – целых 40 коп. Какое уж тут пирожное. Но Алла всё равно баловала себя сладостями, а на учёбу ехала зайцем. Контролёры девчушку жалели, понимая, что тут либо поесть, либо проезд.

Читайте так же:  Лимфаденит причины увеличения лимфоузлов при климаксе

«Буду работать в лепрозории», – как-то заявила она маме. Мама только покачала головой. Видимо, чувствовала, что это мимолётное увлечение. И действительно, Алла, по­участвовав в операции, поняла, что её призвание – хирургия.

Её лучшее время

65 лет Алла Ильинична прослужила врачом. Когда работалось лучше всего?

— В каждом времени было что-то хорошее, — вспоминает хирург. — Сейчас ругают Сталина, но после войны, несмотря на разруху, каждый Новый год цены снижали. В 46-м году мы ещё голодали, а на банкете по случаю окончания института в ресторане «Прага» было уже столько еды, что я даже не все блюда попробовала.

Теперь войны нет, страну восстанавливать не нужно, а цены растут как на дрожжах. Многие пациенты только на лекарства и работают. Но лучшее время настало в 60-е годы, когда ввели обязательную диспансеризацию. Тогда бригады врачей сами по предприятиям ездили, а на каждом заводе был медработник, который мог рак прямой кишки диагностировать. Благодаря этому выявляли его на ранней стадии, вовремя оперировали. А теперь оборудования много, а запущенных пациентов хватает.

Жизнь человека в руках Бога. Это я в молодости воинствующей атеисткой была. Только лет в 60 прозрела. Теперь в церковь хожу, там за своих пациентов молюсь. И мне Бог даёт силы жить и работать.

91 год и все еще спасает: старейший хирург России ходит с трудом, но все еще оперирует

Совсем недавно, 5 мая исполнился 91 год Алле Левушкиной. В миниатюрной старушке трудно узнать одного из самых лучших врачей в стране, а может быть и в мире.

Трудно представить, но она уже 67 лет успешно оперирует. Даже несмотря на то, что разменяла уже десятый десяток, Алла Ильинична все еще ходит на работу… ↘↘↘

В начале мая старейшему практикующему хирургу России, Алле Левушкиной, исполнился 91 год. Эта миниатюрная старушка является одним из лучших отечественных, а то и мировых хирургов. Даже трудно представить сколько операция на ее счету за 67 лет успешной работы. Несмотря на свой почтенный возраст Алла Ильинична продолжает работать.

Алле Ильиничне Лёвушкиной в мае исполнится 91 год. Она выросла в Рязани и устроилась там работать хирургом-проктологом после того, как выучилась в Москве. Женщина до сих пор делает хирургические операции — у нее 66 лет стажа, премия «Призвание» в номинации «За верность профессии» и тысячи благодарных пациентов. О том, почему Алла Ильинична выбрала именно проктологию и тяжело ли ей работать в свои 90 лет,

На работу женщина ездит на такси и считает, что она это «заслужила».

— Я сегодня так устала. Отсидела в поликлинике с 9.30 до 11.00. Там ко мне идут и дельные, и бездельные. Бездельные — потому что мое имя услыхали, значит, надо, чтобы я поглядела. А в больнице у меня операция…

Когда-то женщина любила пеший туризм — она исходила полстраны с тяжеленным рюкзаком за плечами, несмотря на свой маленький рост в полутора метров. Она такая хрупкая, что несколько раз друзья-мужчины ломали ей ребра, просто крепко обняв.

Во время операций ей всегда приходится забираться на подставку – «карету», как называют коллеги. Алла Ильинична ходит с трудом, но до сих пор работает.

— Видите, как я хожу? А руки работают. И голова — тоже.

Алла Лёвушкина училась во 2-м Московском медицинском институте им. Сталина. Она поступила туда, несмотря на то, что пишет безграмотно: она написала сочинение по теме своего любимого писателя Михаила Лермонтова с кучей ошибок, но ей поставили «четверку», потому что «содержание было хорошее».

— Когда училась, отправляла письма маме, она была педагогом. Приезжаю домой, на столе лежат мои письма, и красным карандашом подчеркнуты ошибки. Как будто я диктант писала. Сначала я возмущалась, потом мне стало смешно.

Она рассказывает, как в студенчестве ей и ее знакомым приходилось ездить зайцем в транспорте.

— Помню, когда появились соевые пирожные. Они стоили 40 копеек — столько же, сколько проезд. А стипендия была 118 рублей. Покупаешь пирожное, съедаешь, едешь зайцем. Нас ловили, говорили: «Когда ж вы наедитесь этими пирожными?» Но все понимали, что мы голодные. И отпускали.

Несмотря на то, что хирургией Алла Ильинична занималась с третьего курса и уже на шестом начала оперировать, на выпускном экзамене она получила тройку. Но она всегда хотела стать хирургом и не отказывалась от своей мечты — и мечта сбылась.

— Я фантазеркой всю жизнь была. Когда шла в мединститут, хотела работать с прокаженными. Тогда в Подмосковье был лепрозорий. Я книжки о них читала. Но как только попробовала хирургию, как говорится, нюхнула крови, — уже от нее не отходила.

У нас на курсе общей хирургии преподавал знаменитый Борис Петровский, он потом стал министром здравоохранения СССР. Мы все, конечно, хотели с ним поработать. Я стою — маленькая, хоть и на каблуках, но тогда высокие каблуки еще не носили. У меня колпак, ни единого волоска не видно, и халат с засученными рукавами. Он так нашу компанию посмотрел и говорит: «Вы будете мне ассистировать». Во время операции кровь мне брызнула прямо в лицо. Он говорит: «Считайте, я окрестил вас в хирурги».

Много лет спустя он приехал к нам в рязанскую больницу. Поглядел на меня и говорит: «Ну я прав был, говорил, что ты станешь хирургом?» Я прямо обалдела! А потом поняла: мы у него были первые студенты. А первых запоминаешь.

Следующим этапом после выпуска стала работа в Туве — туда Алла Ильинична отправилась вместе с подругой Олей, им было по 24 года. Однако через несколько лет женщина вернулась в Рязань и работала в санитарной авиации.

— Много летала. Как-то пилот долго кружил, никак не садился. Говорит: «Там волки». А я: «Ну и что?» Волки, по-моему, очень приятные животные. Мне их всегда жалко — их убивают ни за что.

То, что ей суждено было стать хирургом-проктологом, Алла Ильинична поняла, когда работала в ординатуре по специализации по щитовидной железе. Однажды она выступала на конференции и случайно оговорилась.

— Выступала на конференции, должна была сказать «у больного большой зоб». И вместо «з» произнесла «ж». Все смеются… А через некоторое время я ушла в проктологию. Коллеги решили, что та оговорка была пророчеством.

Алла Ильинична добавляет, что проктологией в Рязанской области никто не занимался тогда — и тут пришла путевка на курсы по проктологии. Она отправилась на курсы.

Рассказала Алла Ильинична и о своей семье. Ее мама была верующей, но сама Алла пришла к Богу, когда ей было под 60. В детстве ее растили в советском духе.

— Когда в октябрята принимали, значок прикололи. Осень, я иду домой в пальто нараспашку. Мама мне: «Застегнись, холодно!» А я хотела, чтоб значок был виден. А когда я стала пионеркой, у нас была такая шутка: «Ответь за галстук!». «Не трожь рабочую кровь, когда уберешь, тогда возьмешь». Не знаю, что это означало.

Читайте так же:  Как избавиться от морщин под глазами

Из-за того, что женщина отказалась вступать в партию (дело было при Брежневе), ей грозились не дать должность заведующей отделением, однако все-таки передумали.

— Мы Сталина очень любили. Когда он умер, у нас в доме появился его портрет. Хотя мой дядя был судим. За чепуху, рассказал какой-то анекдот. И все равно он никогда не ругал Сталина. Говорил: «Он — вождь. Настоящий». Я и сейчас, если вижу в газете портрет Сталина, эту газету не выкидываю. Сохраняю.

Компьютером женщина так и не умеет пользоваться, но она не унывает — читает книги, потому что они «пахнут».

— За эти годы медицина, конечно, усовершенствовалась. Появились технологии и обследования, о которых мы и не мечтали. Но в нее часто возвращаются старые методы.

Алла Ильинична считает, что секрет успешной работы — это любовь к ней и к тем, кому ты помогаешь.

— У нас был доктор, который подходил к умирающему пациенту и говорил: «Да ты совсем хороший! Скоро встанешь!» Больной засияет, улыбается, и через день-два умирает. Пациентам надо поднимать настроение. Хотя сейчас говорят, что нужно резать правду-матку.

Я брала пациентов, которых коллеги считали неоперабельными. У одной из таких пациенток сейчас двое детей.

Надо любить дело, которым занимаешься. А еще надо любить людей. Хотя я всегда считала, что мне больше нравятся животные. Но больных своих я люблю. Всех.

Личность Старейший хирург в мире живет в России! В 89 лет Анна Левушкина оперирует несколько раз в день, называет себя скаковой лошадью и не жалеет больных

Кто-то уже в 50 лет считает себя стариком и уверен, что жизнь закончена и ничего полезного уже не сделать, а кто-то до глубокой старости продолжает доказывать, что это не так. Алла Ильинична Левушкина — старейший хирург не только России, но и всего мира! Сейчас ей 89 лет, за плечами — 68 лет трудового стажа и более 10 тысяч операций. Алла Ильинична до сих пор работает, специализируется на проктологии, ведет прием в поликлинике и проводит по четыре операции в день.

Это женщина без преувеличения уникальной судьбы. В ее жизни было много лишений, ей довелось пережить войну и голод, но она не утратила оптимизма, сохранила самое ценное для врача — желание помогать людям. Алла Ильинична родилась в Рязани, здесь прошли ее детство и юность, здесь она окончила школу и пережила войну.

kulturologia.ru

— Я мечтала быть геологом. Мы тогда путешествовали, ходили в походы. А потом Вересаева прочитала — «Записки врача». И моя подруга тоже читала. Мы так увлеклись, что решили поступать в медицинский. Я пришла туда с идиотской мыслью, что буду работать в лепрозории, потому что еще и «Прокаженных» читала. А потом, как увидела кровь, «хлебнула» ее на операции, так все — больше от хирургии не отходила.

Чтобы изучать медицину, уехала в Москву, но после окончания университета все равно вернулась в родной город и с тех пор там живет и работает. Кстати, в медицинский она поступила не сразу: вначале не прошла по конкурсу в рязанский университет, а потом отправилась сдавать экзамены в Москву, но там возникла проблема с пропиской. Алла Ильинична — боец по натуре, столичную прописку она смогла оформить и все же оказалась за университетской партой.

За свою долгую жизнь Алла Ильинична провела более 10 тысяч операций и до сих пор в год оперирует не меньше 150 раз в год. К примеру, в 2015 году старейший хирург сделала 100 операций, и все с нулевой смертностью. Для проктологии это большая редкость, ведь хирургическое вмешастельство там часто требуется уже в самых запущенных случаях. Несмотря на почтенный возраст, она прекрасно справляется с работой, проводя операции с ювелирной точностью. Интересно, что рост Аллы Ильиничной всего 150 см: чтобы миниатюрный хирург смогла дотянуться до больного, ей всегда ставят специальную подставку для ног.

proryazan.com

— К тому времени, как я начала специализироваться на проктологии, у меня было десять лет стажа. Вообще, тогда я собиралась заниматься щитовидной железой, эндокринологией, мне это нравилось. Но вмешался случай. Никогда не забуду: поступил к нам больной со свищем прямой кишки. Свищ был совершенно простой, сейчас бы — делать нечего. А тогда показала профессору: «Что делать с ним?» — «А ты почисти ложечкой». Почистила, он стал еще больше. И как быть? Поняла, что нужны знания. Я тогда прочитала в «Медицинской газете», что у нас беда с проктологическими больными — мы не умеем лечить таких больных. И в учебниках ничего не было. И тут пришла путевка на курсы по проктологии. Эта путевка обошла все областные и районные больницы — ни одного желающего поехать не нашлось. Мама сказала: поезжай, Москва близко, на выходные будешь приезжать. А в больнице удивились: зачем тебе проктология? А потом еще шутили, мол, ей как раз по росту. Поехала на специализацию — перенимать опыт. Это была одна из первых групп. Человек семь из разных концов страны собрались, чтобы научиться лечить таких больных.

Всю свою жизнь Анна Левушкина посвятила помощи окружающим и сейчас помогает племяннику-инвалиду. В ее квартире живут восемь кошек. Была еще собака Каштанка. Всех своих четвероногих домочадцев Алла Ильинична Левушкина подобрала на улице, вылечила от разных «помоечных болезней», спасла от голодной смерти. Лауреат самой престижной российской врачебной премии, старейший рязанский хирург подкармливает бездомных животных, покупает просо и семечки для птиц. И они слетаются со всей округи к ее окнам.

kulturologia.ru

— Я считаю, что все от Бога. Кто мне дал столько возможностей — жить и в восемьдесят семь лет работать, и оперировать еще? Ну и, как говорится, надейся, а сам не плошай… Вы думаете, почему я живу так долго? Гены такие? Конечно, и это есть. И здоровый образ жизни. Доброжелательность, любовь к окружающим, к животным. Ведь мои кошки меня лечат. На меня лягут — в ногах, по бокам, в голове, на животе — и все проходит, даже суставы не болят. Если бы они меня раздражали, то тогда бы на меня это не действовало. Я молюсь за каждого своего больного. За тяжелых даже заказываю обедни. Верю, что им это помогает. Если человек по-настоящему верующий, то так он и должен думать. Я говорю, что я — как скаковая лошадь. Вхожу в операционную, и тут же появляются силы и бодрость, и я начинаю оперировать. А так хожу как кляча.

Анна Левушкина считает, что в работе врача самое главное — знания и любовь к людям. И проявляться любовь должна нормально. Действенно. Не надо жалеть, когда они кричат, что им больно. Надо стараться делать не больно. Надо выполнять свой долг.

Читайте так же:  Кофе и менопауза

— Разговаривать с больными? Поймите, мне некогда с ними разговаривать. Если у меня большой прием, то быстрее, быстрее, быстрее. Я ограничена временем. И все равно разговариваю иногда — на религиозные темы и на житейские. Нормально, как со всеми.

Умерла старейший практикующий хирург России

Хирург-проктолог Алла Левушкина, проработавшая в здравоохранении 67 лет и являвшаяся старейшим практикующим хирургом в России, умерла в Рязани на 93-м году жизни. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на региональный Минздрав.

По словам собеседника агентства, она прекратила работать в больнице два года назад по состоянию здоровья. Причина смерти Левушкиной не уточняется. Прощание с ней пройдет в здании патологоанатомического отделения Городской клинической больницы №11.

Левушкина родилась в Рязани, получила медицинское образование в Москве. Основы хирургии ей преподавал знаменитый хирург Борис Петровский. После окончания университета Левушкина вернулась работать в родной город. В 2014 году она получила врачебную премию «Признание» в номинации «За верность профессии». Левушкина проработала в больнице до 91 года.

Старейший практикующий хирург России! Ей 92 года

Каждый человек хочет найти работу мечты, чтобы можно было просыпаться с улыбкой на лице, а не молиться, чтобы понедельник никогда не наступал. Мечта необязательно должна приносить много денег, главное всё же — получать искреннее удовольствие.

Отличным примером человека, которому удалось воплотить мечту в жизнь, можно назвать хирурга Аллу Лёвушкину. Женщине уже пошел десятый десяток, но она продолжает выходить на работу и спасать чужие жизни. Звучит невероятно, не правда ли?

Алла Ильинична Лёвушкина посвятила всю свою жизнь медицине. В 92 года она продолжает оперировать людей и является старейшим практикующим врачом России. У нее несколько государственных наград, но, что важнее, целые тысячи благодарных пациентов.

В детстве Алле попалась в руки книга Викентия Вересаева “Записки врача”, после прочтения которой она и решила, что просто обязана стать доктором. А произведения Булгакова и Чехова лишь укрепили ее стремление.

Видео (кликните для воспроизведения).

Несмотря на то, что школу Алла Ильинична окончила далеко не с отличием, со второй попытки ей удалось попасть в Московский медицинский институт им. Сталина. Вступительное сочинение она написала с кучей ошибок, но получила твердую четверку за содержание.

“Мать была педагогом, постоянно беспокоилась о моем правописании. Когда приезжала домой, то на столе меня ждал ворох писем, которые я писала домой. В них она красным карандашом подчеркивала все мои ошибки”, — вспоминает женщина.

Ей повезло попасть на занятия к известному в то время хирургу Александру Бакулеву. Именно знакомство с ним помогло Анне определиться со своей специальностью. Также одним из ее преподавателей был другой известный хирург Борис Петровский. Позднее он станет министром здравоохранения СССР.

“Мне довелось ассистировать ему во время операции. Борис Васильевич сделал надрез, кровь прямо мне в лицо брызнула. Он не растерялся и говорит: “Считайте, что я вас окрестил в хирурги””.

Этот момент Алла Ильинична считает вторым поворотным в своей жизни. Еще студенткой она хотела работать с прокаженными, но после того случая твердо вознамерилась стать хирургом.

Лёвушкина оперирует еще с 1951 года. Маленькой женщине уже очень тяжело ходить, потому на работу добирается на такси. А на некоторых операциях ей ставят специальный стульчик, который коллеги шутливо окрестили “каретой”.

“Ноги уже не ходят, но голова и руки работают”, — делится хирург.

Работы у нее до сих пор хоть отбавляй. Причем Алла Ильинична нередко берется за пациентов, от которых отказываются другие врачи. Нередко ей всё же удается их спасти. А в последние годы у Аллы Ильиничны и вовсе нулевая летальность!

А еще Лёвушкина практически живая легенда для молодых студентов, которых она охотно учит медицине. Шутка ли, более 10 тысяч проведенных операций!

“На приеме я с 9:30 до 11:00. Ко мне идут как дельные, так и бездельные. Бездельные потому, что слышали мое имя, хотят, чтобы именно я посмотрела. А в больнице меня уже ждут на операцию…” — рассказывает врач.

“Вообще надо любить свое дело. Людей надо любить. Я всё же больше люблю животных, но своих пациентов тоже. Без этого никуда”, — поделилась своим секретом Алла Ильинична.

Именно такие доктора и нужны нам, искренне преданные своему делу, которые видят в пациентах людей, а не расходный материал и денежные мешки. Честь и хвала вам, Алла Ильинична, и долгих лет. Уверены, эта невероятная женщина еще до 100 лет будет уверенно держать скальпель, а может и больше.

«Я не вылезал из морга, чтобы начать разбираться»

Материалы по теме

«Вы верите, что российские хирурги — замечательные?»

Знаете, как устроено обучение за рубежом? У каждого ординатора есть ментор. То есть человек, который учит хирургии. Наставник полностью отвечает за своего практиканта и за результаты его обучения. Но за это имеет двойную оплату. Пока в России не появятся подобные стимулы, нормальной подготовки хирургов не будет. Преподавание — непростая работа. Практикующему врачу проще самому сделать операцию, чем научить ей кого-то. Даже стандартная операция — это сложное и ответственное дело. А ведь есть многокомпонентные вмешательства, которые состоят из множества этапов и длятся много часов. Подготовка хирургов в России — это действительно большая проблема. Кого у нас учат, как в Америке? Только своих детей, ведь на них не жалко тратить ни время, ни силы.

Поэтому Россия и славится династиями врачей?

Возможно. Я видел, как в американском университете Джонса Хопкинса и в Университете Миннесоты менторы опекают молодых хирургов, как будто это их родные дети. Я хотел бы, чтобы и меня так когда-то учили. Мне пришлось многое постигать самому. Я не вылезал из морга, чтобы начать разбираться хотя бы в анатомии и отработать хирургическую технику. Конечно, это оказалось очень полезным, но для начинающего хирурга опека опытного наставника незаменима.

Многие ваши студенты уехали работать за границу?

Единицы. Но уезжают заряженные на результат, на успех, на борьбу. Им нужно подтверждать диплом, переучиваться. Это — селекция, в результате которой мы теряем лучших.

Почему российским врачам нужно переучиваться? У них не только нет нормальной практики, но и теоретических знаний недостаточно?

На Западе с самых ранних курсов медицинской школы внедряются принципы доказательной медицины и постоянного самообразования. А у нас учат точно так же, как и 38 лет назад, когда еще я был студентом. В России, например, не преподают молекулярную биологию. Хотя в других странах у первокурсников этот предмет появился еще лет десять назад.

Это так важно для врача?

Молекулярная биология объясняет, почему и как происходят те или иные процессы в организме на молекулярном уровне, то есть объясняет механизмы функционирования органов и систем человека, механизмы развития болезней. Именно это определяет современные взгляды на диагностику и лечение практически всех заболеваний, и именно это отличает новые подходы от старых, описательных.

Когда российский студент или начинающий врач в поисках ответа на интересующий его вопрос обращается к зарубежной литературе, (если, конечно, обращается), выясняется, что знаний не хватает. И становится ясно, что если он хочет правильно лечить, ему необходимо дополнительное образование.

Читайте так же:  Спортивный шик – как носить новый тренд

К зарубежным источникам обращаются редко?

Не так часто, как хотелось бы. Вся современная медицинская литература, данные обо всех клинических исследованиях, методиках, процедурах публикуются на английском. А с этим проблема. Но медицинские знания ежегодно обновляются на 10-15 процентов! Если ждать перевода, то к моменту его выполнения информация устаревает.

Неужели за год может поменяться тактика лечения какой-то болезни?

Естественно. Например, год назад для лечения погранично резектабельного рака поджелудочной железы можно было выбирать — делать химиотерапию либо перед операцией, либо после. Сейчас на основе исследований пришли к выводу, что лучшая тактика одна: сначала химиотерапия. Или при ряде наследственных опухолевых синдромов сейчас рекомендуют воздерживаться от операции в тех случаях, при которых год назад она рекомендовалась. Кто делает иначе — в большинстве случаев сокращает жизнь больного или ухудшает ее качество. Подобных примеров масса, так как поток информации в медицине лавинообразный.

То есть пациентам при входе во врачебный кабинет можно порекомендовать сразу спрашивать: Do you speak English? Если ответ: «Что?», нужно понимать, что современными методиками он скорее всего не владеет?

Интересное предложение. В общем, да, пациенты должны отдавать себе в этом отчет. Как, впрочем, и врачи. Тем не менее в любых условиях большие клиники играют роль просветителей. В нашей больнице мы делаем все возможное, чтобы не отступать от международных и национальных рекомендаций, и рассказываем коллегам, проходящим у нас обучение, как правильно поступать в различных ситуациях и что делать, если случай находится за рамками рекомендаций.

Многие врачи жалуются, что из-за недостатка средств вынуждены экономить на лекарствах и технологиях. Даже когда точно знают, что в мире так делать не принято. Ну, а больные не знают, что их лечение «оптимизируют».

В Америке есть постоянно обновляемый информационный ресурс — NCCN, национальная противораковая сеть. Она существует в вариантах для врачей и для пациентов. Там ясным и доступным языком излагается, что за болезнь, как диагностируется, какие методы лечения используются на современном этапе. То есть пациент может посмотреть, а потом спросить у врача, почему ему делается то-то и не делается вот это. Такая открытость реально обеспечивает права и безопасность пациента и одновременно является отличным стимулом для непрерывного образования врача. Если рекомендации для пациентов появятся и у нас, это реально улучшит положение больных. Стандартный ответ типа «я лучше знаю, как надо» может стать проблемой для врача.

Минздрав собирается в России ввести клинические рекомендации для врачей. Причем законодательно сделать обязательными их выполнение. Это хорошо или плохо?

Конечно хорошо. Многие думают, что рекомендации — кулинарный рецепт, от деталей которого нельзя отступать. Это совершенно не так. Рекомендации — генеральное направление, которому ты должен следовать. Это стратегия с массой вариаций. Индивидуальный подход при том не только возможен, но и необходим. Ограничения для врача есть. Но если врачу дать полную свободу перебора лекарств или хирургических методик, то вероятность ошибки повышается. Вот вы, что выберете лично для себя: ничем не ограниченное творчество врача к лечению или метод, основанный на доказательной медицине, который в 90 процентах приведет к наилучшему результату?

Но кто будет составлять эти рекомендации? Эксперты, с кем я говорила, боятся, что возьмут какие-нибудь устаревшие советские нормативы.

Не думаю. В России практически не проводятся национальные клинические исследования. Уверен, что будут взяты за основу клинические рекомендации, которые практикуются в зарубежных странах. Иначе смысла, действительно, не будет. Так сделала российская ассоциация кардиологов — перевела на русский язык имевшиеся зарубежные стандарты и адаптировала под наши отечественные условия. В том числе и поэтому смертность от сердечно-сосудистых заболеваний пошла вниз.

Когда вы говорите «зарубежные страны», вы имеете в виду главным образом Западную Европу, США?

Почему? Не только. Я имею в виду все страны, применяющие методы доказательной медицины. Например, Японию, Южную Корею, Индию, Китай. Сегодня многие государства Юго-Восточной Азии, которые раньше гордились своими нетрадиционными методиками, все больше берут на вооружение именно западную медицину. Там есть клиники, которые по-прежнему лечат привычными для региона методами, но их популярность снижается.

Мои знакомые с Дальнего Востока раньше при тяжелых случаях в Москву ездили лечиться. Кто состоятельный — в Европу. А сейчас все поголовно летят в Корею.

За последние 20 лет в Японии, Южной Корее, Сингапуре, Индии и Китае произошли значительные изменения в медицине. В Южную Корею ведь не только россияне едут. Но и, например, американцы — чтобы учиться и лечиться. Там очень развита родственная трансплантация печени. И многие американские врачи конкурируют за стажировку в отделениях, где это делается. Организация здравоохранения в некоторых странах, которые у нас считаются третьим миром, может быть лучше, чем у нас. Например, в Южной Африке или Египте, где копируется английская система.

Я недавно был в Узбекистане. Благодаря языку и сложившимся связям раньше узбеки ездили лечиться в Россию. А теперь отправляются за этим в Индию. Случилось это благодаря интеграции страны в международную систему медицинского образования и подготовки специалистов. И мы рано или поздно выберем этот путь. Надо только перестать говорить об особом пути отечественной медицины, как это перестали делать в Китае. Сегодня практически все диагностические и лечебные подходы, методы и оборудование у нас в стране аналогичны западным и были разработаны не нами.

Неужели нет какой-то отрасли медицины, где мы могли чему-то научить зарубежных коллег?

У нас есть блестящие специалисты мирового класса, мы можем показать нюансы техники, необычный подход, оригинальный способ решения проблемы. Но эти случаи единичны и скорее являются исключением: звезды загораются не благодаря системе, а вопреки ей. У нас нет системы, которая позволяет обеспечить высокий средний уровень врача. Нет ни одной отрасли в нашем здравоохранении, которая имела бы самостоятельный, эффективный тренд. Сегодня Россия и мир говорят на разных медицинских языках.

На сколько лет наше здравоохранение отстает от западного?

Отставание не технологическое. Сегодня можно купить любой суперсовременный аппарат, прибор и инструмент. Но через три-пять лет все устаревает. Никакое оборудование не заменит людей и образ мыслей. Чтобы появились знания, нужно воспитать изрядное количество врачей, подготовленных по международным стандартам. Если начать прямо сейчас, думаю, понадобится лет десять. Но только не нужно устраивать революцию сразу по всей стране. Достаточно создать для начала несколько экспериментальных обучающих центров, с преподаванием по международным стандартам и на английском языке. Отбор в эти заведения должен быть соответствующим. Из этих центров родилась бы современная медицина, которая разойдется по стране и постепенно вытеснит заскорузлую устаревшую систему.

Три крещения Аллы Ильиничны. Умерла старейший хирург России

Не стало Аллы Лёвушкиной, самого знаменитого хирурга-колопроктолога страны.

Лёвушкиной было 92 года. Её следовало бы занести в Книгу рекордов: ведь из прожитых 92 лет Алла Ильинична оперировала 67.

Читайте так же:  Как распознать диабет у женщин старше 40 лет и чем он опасен

Спецпрофессия

Долгое время Алла Ильинична считалась хирургом-универсалом, а потом в больницу пришла путёвка на курсы проктологии. Тогда во всей Рязанской области не было ни одного врача-проктолога (специальность считалась грязной и непрестижной), а пациентов — хоть отбавляй.

— Я загорелась. Понимала, что работа сложная и ювелирная, а с моим ростом (152 см) — самая подходящая. После окончания курсов, с 1961 г., так и работаю врачом- проктологом.

— Я принимаю всех — никому не отказываю. За свою долгую практику сталкивалась с ситуацией, когда больные, считавшиеся безнадёжными (показанием к операции в проктологии обычно служат опухоли), после операции жили по 20-30 лет.

Её знает, без преувеличения сказать, вся область. А коллеги любят так крепко, что даже. кости ломают. Все так и норовят невесомую Аллу Ильиничну обнять.

— А кости у меня хрупкие, — сетует Алла Ильинична, — чуть надавил — перелом. Так три ребра мне и сломали.

Несмотря на любовь коллег и пациентов, никаких почётных званий у Аллы Ильиничны до недавнего времени не было, даже высшую врачебную категорию она подтвердила позже всех в отделении.

— Так ведь это мороки сколько — ходить бумажки собирать, просить. Времени не было, — поясняет она.

Зато на вручении врачебной премии «Призвание», где она победила в номинации «За верность профессии», Алле Ильиничне стоя аплодировал весь зал, а статуэтку за ней, словно паж, нёс бывший главный санитарный врач России Геннадий Онищенко.

— Мне премию вручили последней. Всю церемонию я волновалась — удержу ли в руках хрустальную статуэтку и металлический диплом — это ведь не скальпель. Вот Геннадий Григорьевич и вызвался мне помочь, на счастье, меня с ним рядом посадили.

Кстати, банкет по случаю вручения премии (миллион рублей) Алла Ильинична так и не устроила.

— Выдали её через полгода.

К тому времени я деньги распределила между теми, кому они нужнее, чем мне. А потом выяснилось, что нужно заплатить 13% налога (130 тысяч рублей, на которые я и планировала устроить банкет). Так что репетицию собственных похорон пришлось отложить.

Доктор на табуретке

Метр с кепкой, а точнее, 1 метр 52 см – таков был рост будущего хирурга. Не сильно-то подходящий для операционного стола. Но она и тут не растерялась – нашла себе специальную подставку. И всю жизнь на ней оперировала. Друзья-коллеги прозвали этот увеличитель роста «каретой».

Ей повезло с педагогом – это был один из знаменитейших советских хирургов, Борис Петровский. Позже он станет министром здравоохранения СССР. Как-то Петровский пригласил Лёвушкину ассистировать ему на операции. Она поставила свою табуреточку рядом с доктором, залезла на неё. Петровский взял в руки скальпель, резанул по коже пациента, брызнула кровь. Красные капли упали на лицо ассистентки. «Ну, с крещением вас», – сказал ей учитель.

После окончания института уехала работать в Туву. Нет, не по распределению. По собст­венному желанию. Очень уж хотелось юному хирургу трудностей и романтики. Но потом набралась опыта и вернулась обратно в Рязань.

30 лет она прослужила в санитарной авиации. Никто не хотел туда идти – постоянные перелёты, работа зачастую в полевых условиях. А Лёвушкина пошла.

«Как-то летим мы на вертолёте, подлетаем к глухой деревушке, а на поле, где мог сесть вертолёт, – волки, – рассказывала Алла Ильинична. – Пилот говорит: «Не буду садиться!» А я ему: «Садись, я волков не боюсь, да и пациент ждёт». Так и пробралась к больному мимо волков.

А в другой раз пришлось оперировать человека прямо в сарае на сене. «Было огнестрельное ранение, пациент нетранспортабелен, что оставалось?» – разводила руками хирург.

Как-то она делала доклад на конференции, рассказывала про щитовидку. Заволновалась и прочитала в бумажке: «Пациент с большим жобом» вместо «зобом». Эта оговорка оказалась по-своему судьбоносной, этаким следующим крещением: вскоре из эндокринологии Алла ушла в проктологию. Специализация считалась непрестижной, доктора туда шли неохотно. А она перепрофилировалась с радостью: пациентов море, а врачей – раз-два и обчёлся.

Коллеги смеялись, что Лёвушкина выбрала себе специализацию как раз по росту. А Алла Ильинична очень быстро освоила все тонкости и стала единственным специалистом региона в этой области.

Верила в товарища Сталина

В 9.30 каждый будний день доктор Лёвушкина была на посту. В поликлинике очереди к ней выстраивались до конца коридора. А потом – операции. Сколько она их провела? Сама никогда не считала. Коллеги говорят, больше 10 тысяч. Никому не говорила нет. Лечила даже тех, от кого отказывались московские светила.

В свободное от работы время, когда оно случалось, обожала читать. «Возьму в руки книгу и ухожу в неё всеми мыслями, отдыхаю», – рассказывала она. А вот компьютерную грамотность так и не освоила. «Не моё это, я даже перед операцией предпочитала посмотреть, знания взбодрить с анатомическим атласом, а не с компьютером».

По городу доктор чаще передвигалась пешком, только в 91 год стала ездить на такси. «Уже заслужила», – шутила она. Пациентам, которые приходили на приём к врачу и видели перед собой старушку, говорила: «А вы не смотрите на мои морщины и на то, что ноги уже с трудом ходят. Руки до сих пор, как молодые, работают, да и голова тоже». Так и было. Даже в 90 она продолжала оперировать.

Несмотря на самоотверженный труд, никаких званий у Аллы Ильиничны не было. Когда ей предлагали собрать бумажки и отправить куда следует, чтобы дали звание или премию, только рукой махала: «Бюро­кратия!» Не любила заниматься пустыми делами. Только в 2014 г., когда о чудо-докторе уже вовсю трубили в СМИ, ей вручили премию «Призвание» в номинации «За верность профессии».

«Врач от Бога» – так говорили о ней все пациенты. Да и сама доктор признавалась, что верила во Всевышнего. Но к вере пришла уже в преклонном возрасте. В юности мама пыталась приобщить её к церкви, даже по­крестила. Но Алла была заядлой коммунисткой. Верила в светлое будущее и в товарища Сталина. Потом приняла для себя и другую – Высшую – истину. Эти две веры каким-то чудесным образом уживались в ней. Она до последних дней, если видела на странице портрет Сталина, газету откладывала, не выбрасывала, но и в церковь ходила, посты соблюдала.

Видео (кликните для воспроизведения).

А ещё у неё дома жили 12 котов, а за окном к кормушке, которую она каждый день наполняла, слетались птицы со всего двора. Хирург призналась как-то, что животных любит, наверное, даже больше, чем людей, но меньше, чем своих пациентов, которым она дарила не только надежду, но и жизнь.

Источники

Знакомьтесь, старейший в мире хирург из россии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here